ИЗРАИЛЬСКИЙ БИЗНЕСМЕН МАКСИМ ФРЕЙДЗОН: “ВЗЯТКИ ПУТИН БРАЛ НЕ ЛИЧНО, А ЧЕРЕЗ МИЛЛЕРА – ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ЦИФРУ НА БУМАЖКЕ ПИСАЛ”

96_main

Израильский бизнесмен, подавший в суд на российские компании «Газпром» и «ЛукоЙл», рассказал в интервью интернет-изданию «ГОРДОН» http://bulvar.com.ua/gazeta/archive/s643/izrailskij-biznesmen-maksim-frejdzon-vzjatki-putin-bral-ne-lichno-a-cherez-millera-vladimir-vladimirovich-tsifru-na-bumazhke-pisal.html, как давал в 1990-х взятки малоизвестному чиновнику мэрии Санкт-Петербурга Владимиру Путину через его помощника — будущего главу «Газпрома» Алексея Миллера, почему питерская криминальная группировка делегировала в Москву именно Путина и на каких условиях президент РФ вернет Украине аннексированные и оккупированные территории.

Израильский бизнесмен Максим Фрейд­зон в 1990-х занимался бизнесом в Санкт-Петербурге и застал ранние этапы карьеры президента РФ Владимира Путина, работавшего в те времена в городской мэрии. В начале деятельности Фрейдзон пытался наладить производство оружия для российских правоохранительных органов по образцу гладкоствольных ружей США, которыми пользуются американские полицейские. Поскольку тогда именно Путин курировал внешнеэкономическую деятельность питерской мэрии, проект приходилось согласовывать с ним. Согласовывать, по словам Фрейдзона, за взятку.

1_21

Позднее Фрейдзон вместе со своим бизнес-партнером Дмитрием Скигиным участвовал в проекте компании «Совэкс» по заправке самолетов в питерском аэропорту Пулково. И опять, по словам Фрейдзона, на этапе согласования проекта пришлось иметь дело с Путиным, который «просил 15 процентов от доходов, в итоге сторговались до четырех процентов».

После покушения и попытки отстоять свои права в российском суде Фрейдзон покинул РФ. В 2014-м подал в суд Южного округа Нью-Йорка на крупнейшие российские компании «Газпром» и «ЛукоЙл» с требованием возместить ему 540 миллионов долларов. Бизнесмен настаивает, что у него и его делового партнера незаконно отобрали долю в нефтяном бизнесе, который курировала тамбовская преступная группировка в связке с питерской городской властью 1990-х.

«Жизнь в Израиле учит спокойно относиться к угрозам, будь то ХАМАС, КГБ или Иран»

— Ваше первое развернутое интервью о начале карьеры Путина и его коррупции появилось на «Радио Свобода». Материал провисел на сайте меньше суток и внезапно исчез. Почему?

— Публикация не была согласована со мной. Учитывая предсудебное разбирательство в США и юридические дела в России, выход материала был очень некорректным поступком конкретного журналиста.

— На странице радиостанции, где раньше было выложено интервью, осталось сообщение: «Публикация удалена по просьбе собеседника «Радио Свобода», опасающегося за свою безопасность. Приносим извинения».

— Странно. Видимо, на эту тему существуют разные мнения: «Интервью бывшего бизнесмена Максима Фрейдзона было удалено с сайта «Радио Свобода» из-за того, что текст не был согласован с собеседником, рассказал РБК главный редактор московского бюро «Свободы» Леонид Велехов».

В эпизоде с «Радио Свобода» была изначальная договоренность, что мы согласуем время выхода интервью, потому что в тот момент у меня были судебные дела в Америке и юридические дела в России. Кроме того, у меня была договоренность с информационным агентством Reuters, что мое интервью для них должно выйти первым. «Радио Свобода» вполне аккуратно извинилось передо мной за несогласованную публикацию.

— То есть после откровенного расска­за о коррупции Путина вам угрозы не поступали?

— Вопрос не очень корректный. Конечно, поступали и продолжают поступать. Пугаться угроз не стоит. Жизнь в Израиле учит спокойно относиться к угрозам, будь то «Мученики Аль-Аксы», ХАМАС, КГБ или Иран. Есть вещи, которые решаются на небесах.

2_01

Максим Фрейдзон начал заниматься бизнесом в 1990-е в Санкт-Петербурге и застал ранние этапы карьеры президента России Владимира Путина

— Я понимаю, что все под Богом ходят, но не все подают в суд на крупнейшие российские компании «Газпром» и «ЛУКОЙЛ» и не все решаются напрямую обвинить Путина и Миллера во взяточничестве.

— Такое ощущение, что вы пытаетесь заронить во мне ужас перед КГБ.

— Я пытаюсь получить ответ на вопрос: после того как вы подали в суд, угрозы из России поступали?

— Периодически поступают, и это вполне понятная вещь. Ну и?

— В том числе угрозы из высоких кремлевских кабинетов?

— По-разному.

«Я познакомился с Путиным в 90-х. Увидел типичного сотрудника КГБ, решившего поправить свои финансовые дела»

— В каком году вы познакомились с Путиным?

— В 1992-м — начале 1993-го в Петербурге. Он тогда возглавлял комитет по внешним связям мэрии.

— Плюс был советником мэра Анатолия Собчака и курировал внешнеэкономические вопросы города. Многие, кто знал Путина в этот период, отмечают, что, несмотря на невзрачную внешность, он мог расположить к себе любого.

— У меня такого впечатления не сложилось. Я увидел типичного сотрудника КГБ, решившего поправить свои финансовые дела.

— Что на практике означает фраза «по­править свои финансовые дела»?

— Есть много общеизвестных описаний спо­собов обогащения Путина. Разворовывание гуманитарной помощи, деньги от казино, доли в компаниях «Совэкс», «Петербургский нефтяной терминал», «Петербургская топливная компания» и других. Взятки, впрочем, он тоже брал, но не лично, а через помощника Лешу Миллера. Владимир Владимирович, как вышколенный сотрудник, во время беседы писал цифру на бумажке. В моем случае написал: «10 тысяч долларов».

— Какой-то смехотворный размер взятки даже для начала 1990-х, тем более что речь шла об оружейном бизнесе…

— Оружейным бизнесом занимался наш партнер по совместному предприятию «Гос­­компания «Росвооружение». Мы оружейным бизнесом не занимались. Мы занимались производством. Поэтому и было стран­но, что нужны дополнительные расходы.

— Сколько раз Путин писал вам на бумажке цифру?

— Несколько раз при согласовании, скажем так, определенных мероприятий.

— А криминалитет требовал свою долю? Тем более что в открытых источниках есть много журналистских расследований о связи питерской мэрии 90-х с организованными преступными группировками.

— У нашей западной компании было совместное предприятие с «Росвооружением». Мы много работали с правоохранительными органами по программе создания полицейского оружия, в частности, с РУБОП (Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. — «ГОРДОН»). Занимались разработкой и экспериментальным производством гладкоствольного полицейского оружия. С преступным миром мы не контактировали.

— Вы называете Миллера просто Лешей?

— В тот период мы общались достаточно близко. Сейчас он несколько забронзовел, я полагаю.

— Миллер сам дал вам понять, что слишком высоко взлетел, чтобы общаться, как в Питере 90-х?

— Мы с тех пор не общались. У меня лично к Миллеру есть некоторые претензии, и есть претензии к его организации. Эти претензии не настраивают на доброжелательное общение.

— Когда малоизвестный чиновник мэрии Путин писал вам цифру на бумажке, была возможность поторговаться: мол, Владимир Владимирович, что-то дорого просишь?

— Надо учитывать стилистику общения: личных отношений не было, он писал цифру для сведения, а дальше как хотите.

— Насколько я поняла, взятка в 10 тысяч долларов была на этапе продвижения проекта. А когда бизнес развился, сколько пришлось отстегивать в мэрию?

— Вы, наверное, путаете две разные истории и имеете в виду компанию «Совэкс», созданную мною и моим партнером Димой Скигиным для проекта по заправке самолетов в аэропорту Пулково. При создании компании переговоры с Путиным вел Дима. Он говорил, что очень долго торговался с Владимиром Владимировичем, который сначала просил 15 процентов от доходов. В итоге сторговались до четырех процентов.

— Четыре процента — подозрительно мало.

— Это был 1995 год, аппетиты были другие, и будущее у проекта было неясное. Первое время этот проект вообще не должен был приносить никакого дохода. Диме пришлось объяснять Путину: прямо сейчас этот бизнес дохода не принесет, надо вкладывать и вкладывать, а получится или нет — пока непонятно. Путин поставил некую запятую: мол, ну давайте пока на четырех процентах сойдемся. В дальнейшем, думаю, они подняли процент.

— «Они» — это кто конкретно?

— Товарищи в мэрии. В Петербурге все, что связано с нефтепродуктами, контролировалось небольшой, но живописной группой, состоявшей из Кумарина, Тимченко, Путина, Васильева и Трабера. Путин входил в коллектив как представитель городских властей, и у него была своя доля за оформление бумажек и сопровождение проекта.

01_88

C главой «Газпрома» Алексеем Миллером Владимир Путин был тесно связан еще со времен работы в команде Собчака»

Справка интернет-издания «ГОРДОН».

Владимир Барсуков (Кумарин) — российский криминальный авторитет, лидер Тамбовской организованной преступной группировки, крупный предприниматель топливной сферы. Приехал в Ленинград в 1970-х, первую судимость получил в 1985 году — за хранение патронов и подделку документов. В 1987-м начал собирать свою «бригаду», получившую в дальнейшем название «Тамбовские». В 1990-м арестован, осужден за вымогательство.

В конце 1990-х был вице-президентом «Петербургской топливной компании», имевшей тесные связи с мэрией города. В начале 2000-х зарубежная пресса писала о связях Кумарина с Путиным через российско-немецкую фирму SPAG, в которой будущий президент РФ числился консультантом. По данным СМИ, фирма контролировалась «тамбовскими». В 2007-м арестован, осужден сначала на 14, потом на 15 лет (за организацию преступного сообщества, мошенничество и вымогательство). В августе 2016-го получил новый срок — 23 года колонии строгого режима по делу о покушении на предпринимателя Сергея Васильева и убийстве его охранника.

Геннадий Тимченко — российский миллиардер, соратник Путина с ленинградских времен. С 1997-го по 2014-й — совладелец группы компаний Gunvor, одного из крупнейших посредников по продаже нефти в мире. Правоохранительные органы США подозревают Тимченко в использовании американской финансовой системы для легализации доходов от коррупционной деятельности в России. В марте 2014-го президент США Барак Обама ввел первые санкции против России за нарушение суверенитета и территориальной целостности Украины. В санкционном списке упоминается в том числе Тимченко. Из-за санкций миллиардер был вынужден покинуть Швейцарию и вернуться в Россию.

Сергей Васильев — российский предпри­ниматель, в покушении
на которого в 2006-м обвинили Кумарина. По данным газеты «Ведомости», в 1990-х наряду с Ильей Трабером был партнером Дмитрия Скигина по «Петербургскому нефтяному терминалу» и «Балтийской бункерной компании», работавшим в морском порту.

Илья Трабер — один из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга. Согласно расследованию «Новой газеты» связан с тамбовской группировкой. Трабер начинал свой бизнес с антиквариата, имел отношение к ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар», которое решением Ленсовета в 90-х годах стало прак­тически монополистом на рынке санкт-петербургского антиквариата. Исключительному положению компании согласно расследованию способствовали городские власти, в особенности тогдашний мэр Анатолий Собчак, с которым Илья Трабер был хорошо знаком.

Это был период формирования региональной группы, точнее, питерской банды, которая в дальнейшем и делегировала Путина в Москву. Сплотились они окончательно в процессе захвата порта. Путина командировали в Москву для защиты интересов коллектива.

__s_putin

Владимир Путин, российский предприниматель Геннадий Тимченко (в центре) и другие. «В Петербурге все, что связано с нефтепродуктами, контролировалось небольшой, но живописной группой, состоявшей из Кумарина, Тимченко, Путина, Васильева и Трабера»

— В 2007-м, когда Путин был президентом, Кумарина вдруг посадили за решетку. Почему?

— Думаю, это он сделал со страху, потому что всегда боялся Кумарина. А остальные члены питерской банды и сейчас прекрасно себя чувствуют в России.

— Лично общались с Кумариным?

— Нет.

— Почему кагэбэшник Путин вошел в близкий круг либерала и демократа Собчака?

— Собчак никогда не был ангелом во плоти, не стоит воспринимать его как борца за правду или диссидента конца 1980-х. Он был вполне обыкновенным советским функционером, делавшим карьеру в СССР: что надо — одобрял, поддерживал, осуждал, клеймил позором и так далее. Естественно, контактировал и сотрудничал с КГБ. Люди, которые этого не делали, в университете на таких должностях не работали.

— Спрошу прямо: в коррупционной схеме раннего Путина у Собчака была своя доля?

— Конечно. А как иначе? Поднимите расследования и уголовные дела того времени. Собчака и Путина тогда собирались арестовывать и сажать, но первый сбежал во Францию, а второй долго прятался. Потом как-то договорились, и уголовное дело было положено под сукно.

«Путин был всем удобен: понятный, верный питерскому коллективу. То, что он предал Березовского и посадил Ходорковского, освобождая место для своих, лишний раз это показывает»

— Вы сказали, что именно питерская группировка делегировала Путина в столицу России. Почему это понадобилось именно в середине 1990-х?

— Решения о правах собственности на крупные приватизированные активы принимались и закреплялись в Москве. Питерская команда, консолидированная вокруг порта и торговли нефтепродуктами, была заинтересована в своем представителе в Москве. Задачей Путина в Москве было отстаивание интересов коллектива.

— Почему в зверинце из коррумпированных чиновников, криминальных авторитетов и кагэбэшников именно Путин взял вверх, на долгие годы возглавив Россию?

— Не думаю, что он взял вверх, Путин и сейчас не сильно самостоятелен, он часть коллектива. Но он человек вышколенный. Методологически в КГБ учили хорошо: сотрудники звезд с неба не хватали, но четко работали с информацией, умели аккуратно раскладывать тараканчиков по полочкам.

С бюрократической точки зрения Путин очень толковый исполнитель. Обычно чиновники достаточно бестолковы и неорганизованны. Путин на этом фоне отличался: если видит свою выгоду — исполнит все очень аккуратно. То есть человек более-менее ответственный, все подписи будут в нужное время на нужных местах, все будет аккуратно сделано в рамках поставленной задачи. Ни о каком творческом подходе, конечно, и речи не было, просто толковый, нормальный исполнитель.

__4

Российский криминальный авторитет, лидер Тамбовской организованной преступной группировки из Санкт-Петербурга Владимир Барсуков (Кумарин), сел в тюрьму в 2007-м, во время президентства Путина. «Думаю, он это сделал со страху, потому что всегда боялся Кумарина»

— И это настолько выгодно отличало Путина от других, что в итоге именно его назначили преемником президента Ельцина в 1999-м?

— Путину удалось так аккуратно пробраться наверх именно потому, что в отличие от других в этом, как вы сказали, «зверинце» он производил впечатление человека управляемого и был пошагово очень понятен: пойдет туда, сделает это, там подпишет, здесь договорится, тут организует звонок.

Это, я думаю, как раз за счет воспитанной в КГБ исполнительности и нежелания брать на себя лишнюю ответственность. Путин и сейчас опирается на методологическую школу КГБ. При всем негативном отношении к этой террористической организации, нужно признать, что методично работать они умели.

— В ваших словах проскальзывает что-то вроде уважения к конторе и, простите, ее пахану.

— Нет, уважения Путин у меня не вызывает. Равно как и ненависти. На мой взгляд, он человек, мягко скажем, не сильно одаренный. Но попал в нужное время в нужное место. Попал своими силами или нет — другой вопрос.

Путин был всем удобен: понятный, предсказуемый, верный своему питерскому коллективу. То, что он предал Березовского и посадил в тюрьму Ходорковского, освобождая место для своих, только лишний раз это показывает. Взгляните на 18 лет его правления: он не только защитил то, что было награблено в 90-е в Питере, но и приумножил и прирастил капиталы членов коллектива.

— Но ведь западные санкции, введенные после аннексии Крыма и войны на Донбассе, больно ударили по капиталам путинских приближенных. Насколько, по-вашему, высока вероятность дворцового переворота?

— Думаю, все с точностью до наоборот: ближайшее окружение Путина вполне одобряет все, что он делает последние три с половиной года.

Кремлевская «элита» пытается собрать некий весомый обменный фонд, чтобы безопасно отойти от власти. Путину и его соратникам надо на что-то поменять собственную неприкосновенность. Например, он уйдет из Крыма, восточной Украины и Сирии, но взамен попросит у Запада гарантии неприкосновенности для себя и приближенных.

— Вы всерьез рассматриваете сценарий возврата Крыма?

— А почему нет?

— Потому что Крым — единственная оккупированная территория, которую Россия официально включила в свой состав, в отличие от Абхазии, Приднестровья, Южной Осетии.

— Моя позиция связана с личным пониманием этого человека. Он трусоват, всег­да пробует на прочность, если нарывается на серьезное сопротивление — тут же отступает. Пыжится — сдуется.

С Крымом, я думаю, он понимает, что сильно ошибся. Это очень напоминает историю Саддама с Кувейтом. Поразительно, конечно, что российское общество аплодирует истории с Крымом, это же был банальный грабеж и нарушение всех международных законов.

Путин абсолютно рациональный человек. Жить ему и его детям-внукам, которых он прячет, надо. Так же, как и его окружению и их семьям. Жить желательно где-нибудь за границей. Соответственно нужно взять заложников, чтобы обменять их на свою безопасность и свободу. Это, с его точки зрения, вполне проходной вариант.

— Еще раз: если Запад, официально или нет, даст Путину железные гарантии безопасности и сохранения капиталов, он не просто отойдет от власти, но вернет Крым, уйдет из Донбасса и передаст контроль над восточной границей Украине?

— Думаю, да. Логика Путина при торговле с Западом такая: «Мы можем причинить еще больше вреда, например, начать наносить авиаудары по Украине, пригнать еще больше «Градов» и танков. Дать Асаду химическое оружие, чтобы он травил мирных жителей. Вам людей жалко? Тогда давайте договариваться».

Это тактика бандитского наезда, которая проходит, пока нет по-настоящему серьезного сопротивления. Российская гэ­бэшная власть сегодня заинтересована в затяжном конфликте, который можно выгодно для себя расторговывать оптом и в розницу.

Когда Путин выжмет из войны в Украине и Сирии все, что сможет, он уйдет. Но пока война хоть как-то продаваема Западу, эти ребята будут изо всех сил затягивать конфликт. Я это вижу по Ближнему Востоку.

Мне кажется, все, что делается в последние годы, — это именно накопление обменного фонда для торговли с США и Европой. Сейчас для Путина главное — сохранить занятые позиции и найти компромиссный выход, потому что впереди тупик: Россия нищает на глазах. Запад будет планомерно и неспешно дожимать его санкциями.

Когда народ окончательно обнищает, ситуация в стране выйдет из-под контроля и начнется черный передел, как в 90-е. При этом новые истинные патриоты обвинят его во всех грехах, отнимут деньги и, скорее всего, повесят за ноги, как когда-то нацлидера Дуче в Италии. Он это хорошо понимает. Ему надо найти какой-то способ договориться с Западом.

s___2_01

С 1993 года мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак на время своих деловых поездок оставлял Путина заместителем. «Собчак никогда не был ангелом, не стоит воспринимать его как борца за правду или диссидента конца 90-х»

— Почему вы не рассматриваете куда более реалистичный сценарий: Путин до гробовой доски будет цепляться за власть?

— Случаи в России бывают разные… Теоретически возможно, конечно, что Путин не отпустит вожжи и будет дальше мутировать в эдакого Саддама, дразнить США, напоминать о себе разнообразными провокациями. Но, по моему представлению о Путине и его окружении, вряд ли они всерьез хотят встать грудью против Запада.

Воевать они не готовы, да и силенок маловато. Они заигрались, считая, что Запад слаб, разобщен и связан гуманистическими догмами. Сейчас, я думаю, пришло понимание, что есть некоторый предел терпения, после которого Запад становится очень жестким и неприятным противником. Саддама-то, как мы помним, повесили.

В Ленинграде 90-х, когда видели новую банду, которая дерзко и шумно заявляла о себе, говорили: «Хозяина ищут». Вот и Кремль сейчас ищет хозяина, который гарантировал бы верхушке РФ неприкосновенность.

«Какую сумму сейчас Путин пишет на бумажке? Думаю, он давно не рисует абстрактные символы. В феодальном обществе власти принадлежит все»

— В интервью «Радио Свобода» вы уточнили, что в своем судебном иске не упомянули Путина: «…у него имеется иммунитет. Он президент, ему в тюрьму пока нельзя. А когда будет можно, я думаю, что до меня будет большая очередь, я уже не успею». Кто будет первым в очереди?

— Это будет очень длинный список людей, компаний, стран, у которых весьма конкретные к Владимиру Владимировичу претензии, начиная с военных преступлений.

— Как думаете, какую сумму сейчас Путин пишет на бумажке?

— Думаю, он давно не рисует абстрактные символы. В феодальном обществе собственность и власть слиты — власти принадлежит все.

— На днях крупный британский финансист Уильям Браудер заявил, что Путин — самый богатый человек в мире, его состояние оценивается в 200 миллиардов долларов, деньги хранятся во многих банках мира, в том числе и в США.

— Полагаю, это не пустое заявление. Наверняка за 18 лет у власти Путин серьезно подстраховался и обзавелся условным «золотом партии».

— В начале нашей беседы вы сказали, что «Путин и сейчас не сильно самостоятельный». Что вы имели в виду?

s___3

Мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак со своим главным экономическим советником Анатолием Чубайсом и председателем Комитета по внешним связям мэрии Владимиром Путиным, 1991 год

— Он фронтмен криминально-кагэбэшной группировки. Думаю, что все серьезные решения принимаются коллегиально. Обвинять во всем одного Путина с чисто правовой точки зрения некорректно — судить надо всех членов этого коллектива. Иначе смена власти будет носить чисто декоративный характер.

— На какой стадии ваше судебное разбирательство с «Газпромом» и «ЛукоЙлом»?

— Не могу сейчас что-либо говорить, это может навредить моим судебным делам. Все идет по плану.

— Тогда уточните, почему вы подали иск именно в США, если компании российские?

— Потому что часть денег, которые зарабатывал «Совэкс» после захвата бандитами, отмывались через Bank of New York. Это был повод обратиться в американский суд.

— А украинские олигархи обычно обращаются в лондонский суд.

— Такая возможность тоже имеется и рассматривается. Не будем больше об этом, мои адвокаты не рекомендуют мне говорить на эти темы.

«На меня покушались в 2003-м. Я пытался отстоять свои интересы и попал в больницу. Мне проломили голову, порвали внутренние органы»

— Вам запрещен въезд в Россию?

— Нет. Я уехал из России в 2012-м и больше туда не собираюсь.

— На вас были покушения?

— На меня покушались в 2003-м. После того как мой партнер Дмитрий Скигин скончался от рака, начался некий раздел имущества. Я пытался отстоять свои, скажем так, интересы и попал в больницу на пару месяцев. Мне проломили голову, порвали внутренние органы.

— Вы же давно в бизнесе, прошли 90-е, знаете, как работает система. Почему вовремя не отступили, чтобы сохранить жизнь и здоровье?

— Хотел сохранить собственность.

— Если выиграете суд, сколько получите?

— Я оцениваю нанесенный мне ущерб в 200 миллионов долларов.

— Россия и ее компании не раз пренебрегали международным правом. Откуда уверенность, что они выполнят решение суда в случае своего проигрыша?

— Моими потенциальными ответчиками являются в том числе две компании, которые активно работают на Западе, — «Газпром» и «ЛУКОЙЛ». Не думаю, что они откажутся исполнять судебное решение.

— Меня очень удивила характеристика Путина, которую вы дали в одном из интервью: «Владимир Владимирович не человек в нашем понимании. Это не что-то инфернальное или в него бес вселился, но, видимо, там внутри что-то очень сильно когда-то сломалось, человеческих реакций там нет, есть только целесообразность и больше ничего». К чему его так демонизировать?

— Приведу вам литературный пример. У Стругацких в «Обитаемом острове» есть персонаж Вепрь — революционер, профессиональный подпольщик. В романе он рассказывает, что вызвало у него наибольший ужас во время пребывания в застенках режима. Его ужаснули не пытки и мучения, а обыденность зла. Тюремщики отпиливали Вепрю руку ножовкой и при этом совершенно буднично переругивались между собой, поносили работу, плохую зарплату, жаловались на скандалы с женой. И буднично пилили человеку руку.

— Почему вы вспомнили этот эпизод, когда я спросила о Путине?

— Приведу еще один пример. Был такой Рудольф Хесс, оберштурмбаннфюрер СС, комендант Освенцима. В своих автобиографических записках он очень буднично писал: вот, мол, назначили начальником предприятия, надо расширить подъездные пути, увеличить пропускную способность камер, наладить работу по утилизации отходов, а еще у дочки неприятности в школе и квартиру надо бы подремонтировать. Нормальная жизнь директора предприятия: работа, семья, быт. Вот только предприятие называется концлагерь Освенцим.

Я к тому, что в КГБ работали разные люди. В некоторых даже порой квартировала совесть. Но именно Путин уже в 1990-х производил впечатление абсолютно мутировавшего с точки зрения банальных человеческих вещей существа. Не было там ни идеологии, ни ценностей. Была только целесообразность, цель — добыть денег и решить вопрос личной безопасности. Денег он добыл, теперь пытается выторговать безопасность. Вопрос — будут ли с ним договариваться.

НАТАЛИЯ ДВАЛИ. ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ «ГОРДОН»