ЧЕМ ЗАКОНЧИЛАСЬ ИСТОРИЯ РУССКИХ КАЗАКОВ, ПРИСЯГНУВШИХ ГИТЛЕРУ

КАЗАКИ1

Предательство в Лиенце стало одной из самых драматичных страниц в биографии русского казачества

В конце мая 1945 года, когда война в Европе стремительно завершалась, а войска союзников зажимали в тиски оставшихся гитлеровцев, произошло событие, которое бросило изрядную тень на идиллию советско-британской дружбы тех дней. До сих пор английские историографы стараются избежать упоминания о событиях, произошедших в австрийском Лиенце на рубеже мая-июня. В историю же русского казачества они вошли как «трагедия в Лиенце» пишет https://press-profi.com/79535-chem-zakonchilas-istoriya-russkix-kazakov-prisyagnuvshix-gitleru-full.html

Власовцы и други

В составе многонациональных войск, сражавшихся за Германию на Восточном фронте, то есть против Советского Союза, были и русские подразделения – так называемая армия Власова(Российская освободительная армия), Казачий стан, 15-й Казачий кавалерийской корпус и другие. В общей сложности против СССР воевало не менее 400 тысяч соотечественников – то есть это была не авантюра отдельных отщепенцев, а масштабное явление. Формировались подобные части разными путями – если РОА состояла в первую очередь из советских военнопленных, которые предпочли воевать, а не гнить в концлагерях, то у казачьих частей история другая.

Казаки в большинстве своем относились к советской власти отрицательно, в лучшем случае настороженно. Поколение за поколением они присягали монархии – и встретили Октябрьскую революцию в штыки в самом прямом смысле слова. Казачьи войска стали одной из опор Белого движения, десяткам тысяч казаков пришлось покинуть родину – побежденных на Гражданской войне не щадили. Казацкие («белоказацкие») восстания продолжались вплоть до 1932 года (13-дневная битва в станице Тихорецкой). Слово «казак» в советской литературе того времени носило ярко выраженный негативный оттенок.

Неудивительно, что во время Второй мировой многие – но далеко не все – казаки выбрали сторону Гитлера, который называл свое наступление на СССР именно освобождением от большевизма. Это относится как к бывшим белогвардейцам, осевшим в Европе еще с 1920-х, так и к призванным в Красную армию потомкам донских и кубанских казаков, действительно часто при первой возможности переходившим на сторону врага.

Когда поражение Германии стало очевидным и неизбежным, встал вопрос о том, что делать с этими частями. Было понятно, что в советский плен они добровольно не пойдут, а предпочтут сдаться союзникам. Но ни Британии, ни Штатам такая головная боль (размещать, кормить, обеспечивать послевоенную интеграцию в общество) даром не сдалась, поэтому на Ялтинской конференции Черчилль и Рузвельт с легкостью подмахнули обязательство выдать Советскому Союзу казаков, равно как и всех остальных лиц, бывших гражданами СССР на момент начала войны в 1939 году. Данные соглашения не были опубликованы, поэтому сами казачьи атаманы ничего о них не знали. Хотя кто был попрозорливее – догадывались.

«Передача пленных»

2 мая 1945 года командование Казачьего Стана приняло решение о капитуляции. Для этого войска (около 40 тысяч человек с членами семей) начали переход через Альпы, отбили атаки итальянских партизан – и 7 мая прибыли в Восточный Тироль (Австрия), в город Лиенц и его окрестности, где стали ждать представителей английского командования. Те не торопились, а казаки вместо того, чтобы рассеяться по Европе и попытаться перебраться в Штаты, поддерживали воинскую дисциплину. Лишь 18 мая, уже после официального окончания войны, англичане наконец приняли капитуляцию, обезоружили казаков и организовали для них временные лагеря.

Через десять дней все командование Стана было вызвано «на конференцию» к британским представителям. 28 мая почти 1500 человек, включая казацких лидеров Петра Краснова и Тимофея Доманова, попали, однако, не на конференцию, а в руки специально вызванных англичанами бойцов НКВД. Замечательный писатель Владимир Максимов так писал о кануне этого дня:

«Доманов вскочил, протестующе замахал руками, китель свалился у него с плеч на пол, но поднимать его генерал не стал, лишь досадливо поморщился и забегал по комнате:

– Подумай, что ты говоришь, Гордей Семеныч! Англичане, цивилизованные люди, гуманисты, на такое вероломство они просто не способны, у них другие традиции, другая культура!

– Брось ты все эти словеса городить, Тимофей Иваныч, не на митинге, чего ты себя красивыми словами уговариваешь. Плевать им на твои словеса с высокой колокольни. Не забывай, мы воевали на стороне их противника, для них мы не военнопленные, а враги, на нас никакие законы не распространяются. Да и нашел тоже гуманистов. Они что, конфетами и пряниками полмира в узде пасут? Они кровищи людской пролили, никакому Чингисхану столько не приснится, любой из них за лишний фунт не только нас с тобой, родную мать не пожалеет. Разуй глаза, Тимофей Иваныч!»

Союзники-предатели

1 июля началась передача обезглавленной казацкой дивизии советскому командованию. Британцы напали на безоружных пленных во время траурного богослужения, погрузили их на грузовики и отправили в советскую зону оккупации. Операция сопровождалась множеством жертв среди безоружных казаков.

Характерно, что «под раздачу» попало немало пленных, вынужденно эмигрировавших еще в начале 1920-х, то есть вообще никакого отношения к СССР не имевших, никаких присяг не нарушавших и под Ялтинские соглашения не попадавших. Понятно, что англичанам было не до разделения агнцев и козлищ, а советская сторона и не планировала этого делать – и все же как минимум в этом аспекте действия британской стороны, безусловно, были незаконными.

Ведь англичане прекрасно знали, какая судьба ждет выданных Москве казаков. Для советского командования это были не военнопленные, а предатели со всеми вытекающими последствиями, Сталин вообще стремился уничтожить казачество как таковое и, надо сказать, преуспел в этом.

Казацкая верхушка и большинство офицеров были казнены («разувшего глаза» Тимофея Ивановича Доманова повесили 16 января 1947 года), остальных отправили на каторжные работы. Из ГУЛага вернулись немногие.

* * *

В этой истории нет правых. Казаки подняли оружие против своих соплеменников в войне, поверив, что Гитлер воюет против большевиков, а не против русских. Англичане сдержали данное Сталину слово, но обманом отправили десятки тысяч военнопленных на верную смерть. Советские же власти «били своих, чтобы чужие боялись» – если уж судьба вернувшихся из плена была незавидной (куда хуже, чем у пленных немцев), что говорить о «предателях»?